Форум

Ляпсус в стихах

• Миша о кавказском походе
• Катя о тянь-шаньском походе
• Илья о тянь-шаньском походе



***

Однажды решили поехать мы в горы.
Оставив московские тёплые норы,
Кавказ повидать, посмотреть на Эльбрус,
С собой захватили большой перекус.

Добрались до места и вверх зашагали,
Сюрприз же на первом нас ждал перевале:
Взбежали, не глядя и быстро, по склону,
На спуск устремились с того же разгона.

Хоть было и видно – скала, не сыпуха,
Слова альпиниста прошли мимо уха,
Поверили модной своей навигации
И занялись поиском места для станции.

Нашли тройку туров и стадо баранов,
Что сами из них думать вроде бы рано.
Записки о разных твердили местах,
Но даже такое не вселит в нас страх.

Повесили точку, встегнули верёвку,
Ещё из одной навязали страховку.
И стали спускаться, хотя вечерело,
То было весёлое дружное дело.

Инструктор кричал, что мы медленно едем,
И каждый на это хоть как-то ответил.
Олег заявил: "Снизу ждёте меня!!!"
Но группа забыла наказы вождя.

"Здесь надо ещё разок вешать перила." –
Сказал я, на это Наталя мне мило:
"Не надо, три такта!" Пример нам явив,
Что значит на снеге классический срыв.

Третью верёвку с собой захватила,
Метров на сто её ниже спустила.
Вся группа ей хором кричала: "Рубись!"
Инструктор же дюльфером нёсся к нам вниз.

Живая Наталья – полёт через берг
И мягкая, вроде, посадка на снег, –
Нам вверх прокричала: "Жива, мол, здорова,
И путь наш дальнейший продолжить готова".

Спускаться решили в двух связках и кошках
И тронулись так: не спеша, понемножку.
Шли, право же, дружно, поехали тоже,
Наверное, тренировать надо строже.

Осталось нас только четыре на склоне
И стали мы думать об новом уроне.
Разрезали связку, Денис и Олег
Поехали вниз, тормозя обо снег.

Тем временем в трещине шли спасработы,
У съехавших новые были заботы.
Алёнка застряла как якорь в мосту,
Но там уж Наталя была на посту.

Достали её, вдрызг порезав рюкзак,
Но видимо там по другому никак.
Олег посоветовал: "Прыгай, Денис"
Но тот отказался, разок глянув вниз.

Мы с Леной до берга дошли на три такта
От этого право не скрыться нам факта.
Над трещиной медленно втаивал в снег
Наш громкий инструктор, товарищ Олег.

На точке, весь синий с верёвкой в руках
Дениса страхует он с дыркой в ногах.
Другая Наташа топтала площадку,
Хоть там не смогли мы поставить палатку.

Стемнело, но путь продолжать мы решили
И ночь до утра по верёвке ходили.
Денис впереди вдруг забрёл в ледопад
И нам надоело ходить наугад.

С этого места поднялись мы чуть
Стали вставать не спеша, как-нибудь.
Часиков в шесть разошлись по палаткам,
До девяти тогда спали мы сладко.

Искренне ваш, Миша. 20 октября 2005


Про Алёшу

По долине по висячей шел туристов караван,
А Алеша в это время ел тринадцатый лагман.

Средь бушующей метели мы нашли приют и кров,
А Алеша в это время доедал десятый плов.

Разделить сухарик черствый было очень нелегко,
А Алеша в это время доедал второй шорпо.

Мы замерзшими руками одевали мокрый флис,
А Алеша в это время пил бутылками кымыз.

Вечер был и по морене мы спускались, как могли,
А Алеша в это время обкурился конопли.

Маша звездной темной ночью отыскала ганджобас,
А Алеша в это время выпивал бозо за нас.

Мы в автобусе кыргызском изнывали от жары,
А Алеша в это время ел тарелками манты.

Лишь добравшись до Бишкека мы наелись от души,
Пили спирт за Ветер Странствий и величие вершин!

P.S. Все события реальны, в отношении Алеши наблюдается авторская гипербола.

Катя, 3 сентября 2003. Авторская орфография и стиль почти сохранены.



***

Мы сегодня вернулись, приехали в дынно-арбузных,
Контрабандой дешёвой восточною полных вагонах
Из страны, где курутом торгуют
          на Ош базары, и маршрутных
Азиатским и русским народом
          под тёплую крышу набитых,
Разноцветных гудящих такси суета на дорогах.

Там над пыльною зеленью улиц, направленных к югу,
Ослепляющим снегом прорезали нить горизонта
Горы. Запах травы и цветов
          на склоне альпийского пёстрого луга,
Что в стремленьи к вершине
          пронзаешь холодным штыком ледоруба,
Утром нежен и лёгок. Игрой атмосферного фронта
Забавляется вволю изменчиво-синее небо,
Облаков отражением каплю росинки наполнив.
Она стала, сорвавшись
          на землю с листа, твоим или моим следом
На пути к перевалу,
          покрытому выжженным спёкшимся снегом.
Загоревший обветренный камень под солнцем безмолвен,
Потому что хранит в себе тысячи и миллионы
Тайн. Холодный неласковый дождь был недавним кусочком
Ледника. Своей лёгкой
          задумчивой грустью в тесном пространстве вагона
Ты напомнишь о том,
          как прекрасны колючие густо-зелёные кроны
Острых елей тянь-шаньских.

И звёзды
          над тёмными пиками
                    ночью.

Илья, сентябрь 2003

© Пога 2003-2006.   Карта сайта
Рейтинг@Mail.ru